Яндекс.Метрика

Читая «Белую Богиню» Роберта Грейвса, я наткнулся на довольно жуткое описание принесения в жертву священного царя, в глазах наших Предков бывшего земным воплощением умирающего и воскресающего Бога.

Цитирую: «Его смерть может быть реконструирована по разным легендам, народным обычаям и уцелевшим религиозным обрядам. В середине лета, то есть в конце полугодового царствования, Геракла опаивают мёдом и ведут в центр круга, где стоит дуб, а вокруг него двенадцать камней. Перед дубом находится алтарный камень, а дуб обрублен так, что становится похож на букву «Т». Геракла привязывают к дубу ветками ивы («пятью узлами»), охватывая ими запястья, шею и щиколотки, а потом соратники бьют его до беспамятства, после чего с него сдирают кожу, его ослепляют, кастрируют, пронзают омеловым прутом и в конце концов режут на части на алтаре. Его кровь собирают и обрызгивают ею всё племя, чтобы оно было здоровым и плодовитым. Куски тела сжигают на двух одинаковых кострах из дубовых веток, зажжённых священным огнём (…) Двенадцать весёлых мужчин начинают дикие пляски вокруг костров, поют в экстазе и зубами раздирают мясо на куски. Окровавленные остатки сжигают, кроме гениталий и головы, которые помещают в лодку из ольхи и везут по реке на остров». [1]

Картина, конечно, не для слабонервных. Но полная достоверность её вызывает сильные сомнения:

1. Грейвс сделал это описание на основе разных источников, принадлежащих к разным локальным традициям, о чём сам и пишет. Крайне маловероятно, что, где бы то ни было, все перечисленные элементы присутствовали в одном ритуале. 

2. Ритуал восстановлен по его пережиткам, сохранившимся в календарной обрядности, а также в мифах и легендах. Как пишет современный викканский автор Starhawk, «Реконструировать культуру по костям из захоронений и артефактам, конечно, нелегко; реконструкция по остаткам народных обычаев, к которой прибегает Фрэзер, также чревата ошибками. Если крестьяне жгут на кострах в честь урожая сплетённые из колосьев куколки, из этого ещё не следует, что когда-то они жгли там живых людей». [2] Также, далеко не факт, что все использованные для реконструкции устные предания были интерпретированы верно.

3. Грейвс относит обычай принесения в жертву священного царя к эпохе матриархата. Однако, «Многие палеолитические локации, где находили изображения Богини (…) не содержат даже намёка на человеческие жертвоприношения. Среди неолитических памятников, раскопанных к настоящему времени, одна из наиболее ранних и явно матриархальных культур – Чатал Хююк. Многочисленные тамошние святилища, украшенные изображениями Матери-Богини и её сына-любовника, не содержат никаких приспособлений для принесения в жертву человека или животных – ни алтарей, ни ям для крови, ни захоронений костей. Храмы Богини на Мальте и Сардинии, кельтские мегалитические гробницы коридорного типа и каменные круги, критские раскопки также лишены каких бы то ни было признаков того, что там когд-либо ритуальным образом умерщвляли людей». [2]

Поневоле вспоминаются слова одного известного языческого публициста: «Постепенно раннее, чистое природопочитание замутняется, оскверняется жертвенной кровью. Оскудевает осознание человеком своего родства со всем живущим, притупляется прирождённое сочувствование (…) ослабевает, теряется доверительная связь с созидательными силами Природы». Кали-Юга началась не вчера…

Мирослав

ЛИТЕРАТУРА

1. Роберт Грейвс. Белая Богиня. 
2. Starhawk. Спиральный танец: возрождение древней религии Великой Богини. 

Вверх