Яндекс.Метрика

Желание знать ответ на вопрос кто мы и откуда, присуще, наверное, каждому из нас. С завистью мы взираем на генеалогические древа бывших дворян (я пишу бывших, так как если нет двора, то нет и дворян - В.К.), изумляемся тому, как кавказские горцы на память перечисляют полтора десятка колен своих предков. И не только перечисляют имена, но и заслуги перед родом. Становится обидно за русских, еле-еле могущих вспомнить имя своего прадеда. "Иваны, родства не помнящие" — самое меткое для нас прозвище.

Обидно стало и мне. Почему я, русский человек, калужанин, живущий на земле своих предков, ничего про предков не знаю? Вернее, по сравнению с друзьями и знакомыми я знал больше, чем они, о своих предках. Я знал предков до прапрадедов по материнской линии, знал по отцовской линии имя и отчество своего прадеда. Знал, кем он работал, где жил. Не знал только год рождения и точную дату смерти. Увы, он пропал без вести на фронтах первой мировой.

И вот однажды один мой знакомый показал мне любопытную бумагу - свою родословную, составленную им за год работы в Государственном Архиве Калужской области. Причём, это не была родословная князя или графа. Обычный крестьянский род, который начинался аж с 1734 года. А заканчивался несколькими десятками семей, проживающих ныне в Калуге. 

Загоревшись желанием отыскать своих забытых предков, я в начале 1997 года отправился в архив, благо имел в запасе пару месяцев свободного времени.

В архиве пришлось заполнить заявление на имя директора, чтобы получить допуск к архивным документам. Вся работа с делами проходила в читальном зале, где ежедневно трудятся исследователи. Одни "копают" партийные дела, другие хозяйственные, третьи составляют родословные знаменитостей. Меня же интересовала, прежде всего, моя собственная родословная. 

Забегая вперёд, скажу, что без опыта архивной работы можно потерять в пустых поисках много времени. Я потерял две недели, пока, наконец, не увидел... Дело называлось: 

"Материалы по прошению крестьянина дер. Фатьяновой Медынского уезда Ивана Казакова о переосвидетельствовании мнимо-больных крестьян Богдановской волости, забракованных Медынским УпВПП (Уездным по воинской повинности присутствием). Калужскому Губернатору от Крестьянина Медынского уезда, Богдановской волости, дер. Фатьяновой Ивана Михайлова Казакова Прошение

В призыв прошлаго 1887 года, в числе других крестьян Медынского уезда, подлежащих отбытию воинской повинности крестьяне Богдановской волости дер. Пузаков Николай Ивановъ, дер. Самсонова Алексей Жеребцов...", далее перечислялись имена крестьян, уклонившихся от воинской повинности путём членовредительства. Прошение заканчивалось словами: и тогда многие, поступившие в тот призыв, будут возвращены". 

Постепенно вырисовывалась картина забытой жизни Калуги начала ХХ века. Мною двигало уже не столь желание отыскать очередного родственника, а азарт исследователя затерянного во времени мира.

Потрудившись над веком ХХ, я приступил к веку ХIХ. Тут меня ждала трудность: не сохранились метрики Фатьянова.

Но, слава Богу, кроме метрик велись другие документы: ревизские сказки. Да-да, те самые ревизские сказки, знакомые нам по "Мёртвым душам" Николая Васильевича Гоголя. И вот удача: в "Ревизской сказке от 22 января 1858 года крестьян г. генерал-лейтенанта Николая Дмитриевича Корсакова, д. Фотьяновой Медынского уезда Калужской губернии" под номером 16 нашлась вся семья: "Степан Ефимов, Степановы сыновья Михаил (мой прапрапрадед), Матвей. У Степана подкидыш Семён. (Приписка: "отдан в рекруты в 1856 году"). Степана жена Настасья Фёдоровна, его же дочь Арина". Там же была указана графа "Лета", в которой по порядку был проставлен возраст крестьян. Волна поиска вновь захлестнула меня. Узнав приблизительные годы рождений (ошибка составляла 1-2 года - В.К.), я начал просматривать более ранние ревизские сказки. Где сведений не хватало, помогали исповедальные росписи. 

Исповедальные росписи - списки крестьян, ежегодно исповедовавшихся в день четыредесятницы.

Крестьяне приходили семьями. В графе "показание действа" дьяконы записывали, кто исповедовался, кто причастился, кто у исповеди не был. Там же аккуратно указывался возраст крестьян и их семейное положение.

Например, в "Исповедной ведомости" Медынского уезда Рождественской, что на Шане, церкви, г-жи Дарьи Николаевой Корсаковой деревни Фотьяновой за 1822 год под № 20 (порядковый номер двора) собрана почти вся семья моих прямых предков. 

Отставной солдатъ Ефимъ Казминъ - 32 (года) 
жена Его Ирина Сафонова - 32 (года) дети ихъ:
Стефанъ - 11 (лет) Агафья - 11 (лет) 
вдова Настасья Сафонова - 50 (лет) 
сын Ея Михаилъ - 20 (лет) 
жена Его Евдокея - 20 (лет)
мать ея вдова Евдокея Матвеева - 76 (лет)

Нет только Казмы Михайлова, главы рода. Ему уже тяжело было ходить в  церковь. Ведь он 1748 года рождения. В 1824г. Казма Михайлов умер. Попадались и трагические документы.

В 1803 году в уезде свирепствовала эпидемия оспы. В Фотьяново за год умерло 27 детей. Не обошла беда и мой род. В метрике Рождественской церкви за август 1803 г. есть запись № 28: "Умре младенецъ деревни Фотьяново госпожи Агарёвой у крестьянина Ефима Казмина дочь Праскева оспою коей роду была адна неделя погребена 18 дня. Священникъ Павел Ивановъ съ причетники. Погребена: при оной церкви на погосте". 

Самый же старый документ, который удалось мне изучить, были исповедальные росписи 1787г. Жаль, что не хватило времени исследовать более ранние документы. Но и собранных копий и выписок оказалось достаточно для того, чтобы написать целую историю одного рода. Среди документов есть удивительные находки, например, "Решение сельского схода д. Фотьяново" от 30 апреля 1894 года о выделении моему прапрадеду мирской полевой земли близ станции Мятлевской. Решение ценно тем, что в нём перечисляются имена 40 домохозяев, бывших на сходе. Или документы, связанные с деятельностью моего прапрапрадеда Михаила Степанова Казакова, бывшего в 70-х годах ХIХ века Богдановским волостным старшиной. Тут и резолюции, и рапорты, и речи в судах на слушаниях гражданских дел, и жалобы крестьян "о неправильной продаже волостным старшиной коровы". Любопытна выписка из Выкупного стола № 4.806 Калужской Казённой палаты о выкупе "освобождённым" крестьянином Михаилом Степановым Казаковым 16 десятин земли у помещика Корсакова с полным перечислением всех платежей.

В течение 25 лет и 8 месяцев с 1 ноября 1864г. по 1 июля 1890г. было выплачено 365 руб. 33 коп. Вот вам и освобождение крестьян! 

Самое удивительное, что все эти документы в хорошей сохранности. Казалось бы, прошло столько лет, да каких лет: войны, революции, опять войны, оккупация, освобождение, перестройка... Что только не пришлось вытерпеть архиву. И тут нельзя обойти молчанием поистине самоотверженный труд архивных работников. В наш торгашеский век они сохраняют самое ценное - подлинную историю русского народа.

Вадим Казаков
«Приокская газета» №34 28ноября – 4 декабря 1997 г.

Вверх