Яндекс.Метрика

Сказки русского леса А.КлименкоМолчат гробницы, мумии и кости, лишь слову жизнь дана.
Из древней тьмы на мировом погосте звучат лишь письмена.

Иван Бунин

Первые известия о славянах относятся к глубокой древности. Но, очевидно, как определённая племенная группа славяне сложились раньше, чем появились упоминания о них. Ученые находят предков славян ещё среди тех племён, которые были известны Геродоту в V в. до н.э. под именем «невров». Римские историки I в. н.э. называли славян «венедами». Позднее встречаются упоминания об «антах» и «словенах». Из свидетельств древних историков, подтверждённых данными археологических раскопок, следует, что уже с первых веков н.э. славянские племена занимали обширные пространства на территории центральной и восточной Европы.

Началом эпохи, с которой становится доступным изучение развития русского языка, можно считать X-XI вв., так как именно к этому времени относятся дошедшие до нас древнейшие памятники письменности. Они являются одним из наиболее важных источников изучения истории языка, которая, в свою очередь, помогает узнать, как жили и мыслили наши Предки, каковыми были их мировоззрение, их внутренний мир. Изучая историю языка, мы встречаем два термина: древнерусский и старославянский язык.

Что же понимается под этими терминами – древнерусский и старославянский язык – в современном научном мире? Как формировались эти языки?

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к истории русского языка, которая делится на три периода:
с древнейших времён (X в.) по XIV в. – период языка древнерусской народности,
с XV в. до XVII в. – период языков трёх восточнославянских народностей,
с XVII в. до наших дней – период формирования современного русского национального языка, который в основном и завершается в XIX в.

Славянские языки по степени их близости друг к другу принято делить на три группы.

 восточнославянская   русский, украинский, белорусский
 западнославянская   польский с кашубским диалектом, сохранившим определенную генетическую самостоятельность, серболужицкие языки (верхне- и нижнелужицкие языки), чешский, словацкий и, мертвый, полабский язык (на полабском языке говорили славяне, жившие по реке Эльбе (по-славянски эта река называлась Лаба), онемеченные к XVII в.)
 южнославянская  болгарский, македонский, сербскохорватский, словенский и старославянский, первый общеславянский литературный язык

Говоря сейчас о русском языке, мы отделяем его не только от западных (чешского, словацкого, лужицкого, польского) и южных (болгарского, сербского, хорватского, македонского) славянских языков, но и от украинского и белорусского. Для эпохи же X-XIV вв., когда наций (русской, украинской и белорусской) ещё не существовало, термин «русский язык» имел качественно иное содержание. История языка тесно связана с историей народа, который является его творцом и носителем. Творцом и носителем древнерусского языка были восточные славяне, которые состояли из многочисленных племён полян, древлян, дулебов, уличей, тиверцев, северян, вятичей, радимичей, дреговичей, кривичей и словен. Каждое племя имело свой общеплеменной язык, но всё это были родственные племена и родственные языки. Их вполне можно считать говорами одного языка восточных славян – древнерусского языка. На базе племенных диалектов вырабатывались диалекты территориальные, о чём свидетельствует летопись («Повесть временных лет»), в которой племенные названия заменяются территориальными. Поляне, например, в последний раз упоминаются в 944 г., древляне – в 990 г. Вместо этого появляются «новгородцы» (словене), «рязанцы» (вятичи) и другие. На базе территориальных образований, возникли три народности, а впоследствии нации: русская, украинская и белорусская. Таким образом, термином «древнерусский язык» для эпохи X-XIV вв. обозначают язык всех восточных славян Древней Руси. На нём в то время говорили как предшественники современных великорусов (т.е. русских), так и предшественники современных украинцев и белорусов. И только с XV в., когда завершилось оформление трёх восточнославянских народностей термин «русский язык» стал употребляться в значении языка великорусской народности.

Старославянский язык в своей основе – это язык южных славян, на который переводилась богослужебная литература для распространения христианского учения на славянских землях. Переводы и возникновение азбуки, которой мы пользуемся и сейчас, связано с деятельностью братьев-греков Константина (в монашестве Кирилла) и Мефодия, живших в Солуни (современные Салоники) и прибывших в IX веке в Моравию. Из Моравии письменность Кирилла и Мефодия перешла на территорию современной Болгарии, и позднее, начиная с конца X в., начала проникать к восточным славянам. Таким образом, язык переводов Кирилла и Мефодия называется старославянским, в дальнейшем этот язык сыграл определённую роль в формировании русского литературного языка. Старославянский язык был языком, родственным живому восточнославянскому (древнерусскому) языку, на котором говорили восточные славяне. Сложившись на южнославянской основе, старославянский язык имел много общих слов с древнерусским языком. Правила склонения и спряжения слов, сочетания слов в предложении в значительной части также совпадали. В настоящее время русский может объясниться со славянином (например, с болгарином), а в то время славянские языки были ещё ближе, чем современные.

Каким же образом формировался язык? Какие существуют теории на этот счёт?

Современные палеографические исследования позволяют предположить, что письменность на Руси возникла ещё до проникновения христианства. Также о наличии у славянских племён письменности писал черноризец (т.е. монах) Храбр – автор сказания «О письменах», написанного в конце IX в., сообщая о «чертах и резах» как о знаках какого-то письма.
В 1949 г. под Смоленском около села Гнездово была открыта первая русская «кирилловская» надпись. Она была сделана в середине X в. на сосуде. Одни учёные читают её как горухща, другие – как горушна, третьи – как горунша, четвёртые – как горуна. Возможно, надпись означала, что в сосуде хранятся горчичные зёрна, или – это наиболее вероятно – что сосуд принадлежал человеку по имени Горун.
В языкознании существует несколько различных взглядов на то, как формировался русский литературный язык. Около 100 лет тому назад профессор Срезневский И.И. высказал мысль о том, что по происхождению русский литературный язык – язык старославянский, который, как мы знаем, не принадлежит к восточнославянским языкам (в своей основе это древнеболгарский язык). Срезневский считал, что старославянский язык, придя на Русь в конце X в. с началом проникновения христианства (когда на Руси стала появляться церковная литература на этом языке), оказался здесь в роли литературного языка, в который элементы живой восточнославянской речи проникли уже позднее. Старославянский язык, получив на Руси распространение как церковный и книжный язык, начал взаимодействовать с живой речью восточных славян. В результате этого на Руси, как и в других славянских землях, создавался местный вариант старославянского языка, который и лёг в основу образования русского литературного языка.
А вот другая теория, представителем которой является академик С.П.Обнорский. На основании исследования языка «Русской Правды», «Сочинений Владимира Мономаха», «Слова о полку Игореве» и других произведений «светского» характера академик Обнорский пришёл к выводу, что до прихода на Русь старославянского языка у восточных славян был свой собственный письменный литературный язык, совершенно отличный в своей целостной системе от старославянского языка. Воздействие старославянского языка на древнерусский язык (а оно несомненно) Обнорский считает явлением позднейшим, вторичным. Многое зависит от жанра, типа литературного памятника.
Убедительные доказательства этому дали неоднократно проводившиеся, начиная с 1949 года, археологические раскопки под Смоленском и в Новгороде. Найденные при этом так называемые «берестяные грамоты» показали, что грамотность среди простого населения Древней Руси была обычным делом. Частная переписка, оказавшаяся содержанием этих грамот (древнейшая из них отнесена предположительно к XI в.), предоставила в распоряжение исследователей новый материал по бытовому языку Древней Руси. От ранних веков сохранились различные надписи на предметах домашнего обихода. Самая большая из ранних датированных – надпись на Тмутараканском камне (1068г.). Камень этот представляет собой мраморную плиту, найденную на Керченском полуострове и хранящуюся сейчас в Эрмитаже. Надпись говорит о том, что князь Глеб производил измерение Керченского пролива.

Откуда черпаются знания о языках того времени?

Наши древнейшие письменные памятники в большинстве случаев представляют собой церковно-богослужебные произведения (евангелия, псалтыри, четьи, жития) и написаны не на древнерусском языке, а на старославянском, который пришёл на Русь вместе с христианством и употреблялся как язык церковной письменности.
Общее число рукописей, относящихся к допетровской эпохе, исчисляется десятками тысяч. Но основная масса их падает на сравнительно поздний период XVI-XVII вв. К XI-XIV вв. относится около тысячи рукописей, из них к XI в. – приблизительно 20-30 текстов. Большинство рукописей XI-XV вв. носит церковный характер, поэтому такие произведения как «Русская правда», «Сочинения Владимира Мономаха», «Слово о полку Игореве», летописи и прочее (имеющие «светский» характер и составляющие всего 3-4% от общего количества рукописей X-XIV вв.) представляют наиболее ценную часть древнерусского литературного наследства. Тем не менее, памятники церковной литературы, переписанные восточными славянами, тоже представляют интересный для истории языка материал, так как в них можно найти описки, отступления от старославянского оригинала, характеризующие различия старославянского и древнерусского языков.
Наиболее важными памятниками, для изучения древнерусского языка, являются «Остромирово евангелие» XI в., изборники князя Святослава XI в., «Архангельское евангелие» XI в. (написанное где-то на юге Руси, о чём свидетельствуют его языковые особенности, и впоследствии попавшее в Архангельск), новгородские берестяные грамоты XI-XII вв, язык которых полностью лишён книжнославянского влияния. В XII в. возникло одно из ценнейших и наиболее древних произведений русской художественной литературы – «Слово о полку Игореве». До нас, правда, оно дошло не в оригинале (как и многие другие произведения XI-XIV вв.), а в одном из позднейших списков XVI в., который погиб во время московского пожара в 1812 году. От XIII-XIV вв. осталось довольно значительное количество рукописей, принадлежащих различным культурным центрам Руси.
Таким образом, уже к XI в. на Руси существовало литературное двуязычие, существовал не только исконный по происхождению восточнославянский (древнерусский) язык, но и старославянский (церковнославянский) язык. О взаимодействии и взаимовлиянии этих языков свидетельствуют многие памятники письменности. Распределение восточнославянских и церковнославянских элементов в письменности было тесно связано с жанром произведения, а сами жанры в письменности Древней Руси выделились на основе темы произведения и его предназначения.
Интересно отметить, что слова, бытующие в современном языке, могут отличаться от таких же древнерусских слов своим значением. Например: слово гражданин в древнерусском языке обозначало «житель города»; дворец – «маленький двор»; позор – «зрелище», «обзор»; погост – «место гощения», «постоялый двор»; палец – только «большой палец» и т.д. Изменилось значение слова подлый, которое вовсе не имело раньше оскорбительного, отрицательного значения (оно означало непривилегированный, простонародный, подлец – значило простой человек) или значение слова поганый (лат. paganus – сельский). Ещё большие отличия от современного состояния мы можем видеть в грамматическом строе древнерусского языка.

Каковы же основные и наиболее очевидные сходства и различия между древнерусским и старославянским языками?

Многие различия старославянских и древнерусских слов объясняются разными фонетическими (звуковыми) изменениями, пережитыми этими языками. Общность основных элементов словаря всех славянских языков даёт возможность провести звуковые и грамматические параллели, установить определённые звуковые различия и соответствия между древнерусским и старославянским языками.

  1. Характерному для древнерусской звуковой системы сочетанию -оро-, -оло-, -ере-, -ело- между гласными (так называемому «полногласию») в старославянском языке соответствовали «неполногласные» сочетания –ра-, -ла-, -лЂ-, -рЂ-. Например, городъ – градъ; голова – глава; берегъ – брЂгъ; веремя – врЂмя; шеломъ – шлЂмъ. (Звук Ђ (ять) читался как е).
  2. Древнерусское о в начале слова соответствует старославянскому е: один – единъ, озеро – езеро, осень – есень. (Отсюда фамилия – Есенин).
  3. Древнерусское у в начале слова соответствует старославянскому ю: угъ – югъ; утро – ютро; узы – юзы (союз); уноша – юноша, Ульяна – Юлиана.
  4. Древнерусскому чередованию звуков д – ж (видЂти – вижю) соответствует старославянское чередование д – жд (видЂти – вижду). Ещё примеры: старославянское прЂжде, русское - переже, а так же одежа и одежда.
  5. Древнерусское чередование т – ч в старославянском языке заменяется чередованием т – шт (щ); пеку – печь, пещь; свЂтъ – свеча, свеща; хотЂти – хочу, хощу; ректи – речи, рещи. Старославянские – идущи, хвалящи, русские – идучи, хвалячи (можно сравнить современные диалектные и народно-песенные «глядючи», «играючи»).
  6. Различия между древнерусским и старославянским языками существовали также в приставках: древнерусской приставке вы- соответствовала старославянская приставка из-: выйти – изыти (сравните современные «изгнать» и «выгнать» - синонимы, но разных стилистических рядов); древнерусское за- соответствовала старославянская вос-: запылати – воспылати.

Кроме звуковых и грамматических различий, существовали и различия в лексике (например, старославянским словам истина, выя, съвЂдЂтель соответствуют древнерусские слова правьда, шия – шея, послухЪ), в синтаксисе (старославянскому языку свойствены более сложные правила построения предложений, нежели древнерусскому, для которого типичны были простые соединения предложений с помощью союзов и, а и др.) и в составе приставок и суффиксов (старославянское из- в соответствии с древнерусским вы-; старославянское избьрати – древнерусское выбьрати; старославянское прЂ- - древнерусское пере-; старославянское прЂдати – древнерусское передати; старославянское раз- - древнерусское роз-: старославянское раздати, ср.русское роздан; старославянские суффиксы причастий –ущий, -ащий, ср.русские – учий, -ачий в словах типа летучий, горючий, сидячий, лежачий).
Важнейшим изменением в фонетике было закончившееся в XII-XIII вв. так называемое падение редуцированных, т.е. очень кратких звуков, изображавшихся на письме буквами ъ (звук, средний между о и ы) и ь (средний между е и и). В слабой, безударной позиции они исчезли (например, вместо къто, зъвати стали писать кто, звати и т.п.), а в сильной, ударной позиции – переходили, соответственно, в о или е (например, сънъ изменилось в сон, дьнь – в день и др.). На письме они сохранились лишь для обозначения мягкости согласных (в слове сънъ на конце слова утратился, в слове дьнь – сохранился).
Довольно много славянизмов закрепилось в русском языке, хотя в живой речи были русские слова, имевшие то же самое значение. Славянизм благо, например, очень рано вытеснил из употребления древнерусское слово болого (этот корень сохранился, правда, в названии города Бологое). Слово болого – «добро» отмечено в очень немногих древних памятниках, например, в «Русской правде». Аналогично сложилась история таких слов, как работа - робота (ср. хлебороб), жребий – жеребий (ср. жеребьёвка), мрак – морок (ср. обморок, морочить), смрад – смород (корень сохранился в названии ягоды смородина: «ягода, имеющая смород, т.е. запах»), сладкий – солодкий (ср. солод), овощь – овочь, пещера – печера (ср. Киево-Печерский монастырь). Уже после XIV-XV вв. в русской письменности, а затем и в устной речи закрепились такие слова, как вождь, одежда, нужда, жажда, юноша, юдоль и другие, вытеснив из литературного языка русские вожь, одежа, нужа, жажа, уноша, удоль.
В обоих случаях – и в богослужении, и в книгах – старославянский язык претерпевал существенные изменения: в него проникали элементы живой древнерусской речи, он превращался в церковнославянский язык русской редакции (или «славенский», как называли его на Руси).
В течение всего времени своего бытования на Руси книжный церковнославянский язык отчётливо противопоставлялся в сознании людей живому русскому языку. Об этом говорят, например, встречающиеся уже в древнейших памятниках пояснения церковнословянских слов русскими. Так, например, в «Хронике Георгия Амартола» старославянское слово седмица поясняется словом недЂля. Авторы художественно-повествовательных произведений использовали русские слова и формы отнюдь не потому, что не знали церковнославянские: те, кто употреблял слова городъ, золото и т.п., наверняка знали широко распространённые славянизмы градъ, злато и, тем не менее, сознательно употребляли в письменности наряду со славянизмами русские слова.
Старославянский книжный язык принёс в словарный состав древнерусского языка большую массу слов для выражения отвлечённых понятий, религиозных, философских. Такие слова, как вечность, бытие, сущность, разум, истина, явление, союз, вселенная и прочие перешли из старославянского языка в русский язык ещё в древнерусскую эпоху.
Вследствие длительного взаимодействия двух языков некоторые слова вошли в нашу современную лексику в старославянском варианте, а русский вариант вышел из общего употребления. Например, слова храбрый, благо, время. Другие слова, наоборот, утратили старославянскую форму, которая может быть теперь употреблена только в особых, исключительных случаях: мраз, блато. А третьи живут в современном языке в обоих вариантах, ранее отличавшихся друг от друга только в звуковом отношении, а теперь получивших разные значения. Например, хранить – хоронить, глава – голова, страна – сторона, млечный – молочный.
Таким образом, современный русский литературный язык есть продукт длительного взаимодействия восточнославянской (древнерусской) живой народной речи и книжного старославянского языка, пришедшего на Русь вместе с христианством и его религиозно-богословской литературой.
Результаты взаимодействия старославянских и древнерусских языковых элементов были различны: иногда побеждало одно, иногда другое. Передав русскому языку значительную часть своего богатства, старославянский язык замкнулся в церковных рамках. Русский литературный язык использовал это богатство, так же как и разнообразные просторечные и народно-диалектные элементы. В пушкинскую эпоху был завершён процесс формирования того русского литературного языка, который в своей основе сохранился до наших дней.

Белояр
Журнал «Родноверие» №4

Вверх