Яндекс.Метрика

Изведы жреца Мирослава (орловская община ССО СРВ)Мы беседуем с жрецом славянской общины ССО СРВ из г. Орла Мирославом.

Община, созданная Мирославом, является одной из старейших общин, входящих в Союз. За годы существования она сумела приобрести бесценный опыт, которым с нами делится её организатор и вдохновитель.

Что послужило первопричиной в деле изучения славянского обычая и веры?

Разве кто-то из нас скажет, что ни разу не всматривался в звёздную высь? Не очаровывался пляской костра в ночи? Не растворялся в пожаре солнечного заката? Не думал о смысле жизни?

Размышления о мироздании, о Вселенной, о нашем прошлом и смысле нашего существования были с детства. Помогала этому наша среднерусская Природа с её широкими полями и холмами, оврагами и перелесками, с её речушками, вспоившими столь много писателей, воспевших в тысячах повестей, рассказов и стихотворений мою любимую малую родину – Орловщину.

В начале 90-х, на волне просыпавшегося у народа интереса к отечественной истории, культуре и мировоззрению (мне тогда было 14 лет), я попал в церковь. С полгода я посещал воскресные службы, присматривался, читал библию и другие церковные книги… и постепенно начинал чувствовать и понимать, что всё это – не самое близкое, родное и понятное, что есть у русского человека, у славянина. Пара лет ушла на дальнейшие поиски: смотрел на восток (буддизм, даосизм), на юг (оккультизм); но всё это было не то, к чему по-настоящему стремилась душа.

Когда и как ты впервые познакомился с родноверами? Что полезного ты извлёк для себя из этого знакомства и общения?

В середине 90-х в музыке, которую я всегда очень любил (оба деда были гармонистами), появилось такое направление, как Языческий Металл (Pagan Metal), которое меня и вывело впервые на единомышленников, сначала в самом городе Орле, а затем, опосредованно, удалось познакомиться по переписке с Вадимом Станиславовичем Казаковым и дедом Доброславом.

Через год-другой переписки с Вадимом, нам вдвоем с моим первым соратником и единомышленником, удалось выехать в Калугу на Перунов день. Там лично познакомились со многими родноверами, прошли обряд имянаречения.

Как давно ты стал Родновером?

Думаю, не слукавлю, если скажу, что был им всегда. В детстве и юности я жил в пригороде Орла, где в паре сотен метров от дома начинался лес, а за ним – поля и чудесная река Цон. Всё время мы проводили на Природе, были очень близки с нею. Наше поколение ещё играло в русские народные игры не меньше, чем в футбол. Мы верили в произносимые клятвы, а найденную мелочь выкидывали под ветер «на хорошую погоду». Я даже застал еще время, когда деревня билась на деревню (хотя, конечно, это, зачастую, происходило в уродливом виде, с «оружием»).

Сознательное же родноверие пришло вместе с сознательной жизнью…

Как тебе удается познать Природу, живя в городе?

Даже те несколько лет, что я жил в самом городе (Орле), я трудился в разных районах Орловщины в сельскохозяйственных предприятиях. Безусловно, не последней причиной тому было желание быть дальше от города, ближе к Природе. Это мне с лихвой удавалось: несколько районов Орловской области я знаю не хуже, чем город Орел. Сейчас же я снова живу в пригороде, окружённом тремя речками и лесом.

Как давно существует ваша община? Как находили люди общину? Расскажи об истории становления общины (дела и люди), какие соратники (имена) сделали наибольший вклад в общину, и в чем он заключался?

После приезда из Калуги мы с моим упоминавшимся уже соратником (его славянское имя – Лют) решили объединить всех известных нам в то время родноверов из Орла. Собрав Вече, на котором Люта выбрали старейшиной (Главой) общины, а меня – жрецом, мы отправились в один из тех небольших лесов, что окружают наш город, и нашли там место для капища. Место это указал нам Перун, ударив в дерево молнией так, что оставшаяся часть дерева стала капью на первом капище нашей общины.

В самом первом составе нашей общины было не больше 10 человек.

Люди пришли самыми разными путями: большинство – так же как и мы, через музыку. Часть общинников узнали про веру Предков на занятиях по славяно-горицкой борьбе, часть пришли через национальное движение (РНЕ, Русская партия), кто-то просто интересовался историей страны…

Первый состав общины сменился через 3-5 лет. О причинах я могу, конечно, только догадываться, но сделаю предположение. Думаю, что у большинства кончились силы. Все закончили ВУЗы, пошли работать, некоторые создали семью и то время, которое занимала деятельность в общине, стали занимать иные заботы. Уверен, у большинства мировоззрение в том или ином виде сохранилось, но на праздники сейчас из первого состава общины ходит только один человек – Огневед, а в прошлом году он даже вновь решил вступить в общину. Он очень сильный человек, учитель, тренер по русскому боевому многоборью. Стоит вспомнить первую главу общины женского пола – Радомилу, она трудилась в областном комитете по археологии под руководством известного археолога Л.Н. Красницкого.

Известным в Орле человеком была наша общинница Велемира, бывший руководитель серьезного клуба исторической реконструкции «Семаргл», откуда пришла часть второго ядра общины.

К середине 2000-х, на праздники стало приходить много молодежи, которая называла себя «правыми». В то время постоянного членства в общине не было, на праздники приглашал всех желающих, и по утрам перед праздником частенько приходилось наблюдать синие лица непротрезвевших «националистов».

Из второго состава общины упомяну жриц Смеяну и Любаву, вносивших поэтичность в наши обряды, а также достойных парней Доброслава, Огнеслава и Слободана (последний сейчас иногда проводит обряды со своей новой общиной). Были и среди «бритоголовых» хорошие парни, но алкоголь, увы, делал своё чёрное дело.

Ближе к концу 2000-х, на волне подъёма интереса к Родноверию, на праздниках стали появляться взрослые, в значительной части семейные, люди, которые были готовы не пить на празднике пиво и разглагольствовать о «величии белой расы», а по-настоящему участвовать в деятельности общины.

Постепенно мы запретили пить на праздниках любое спиртное, и на праздники стали приходить другие люди: взрослые трезвые славяне, зачастую с детьми. Из них и скрепился костяк современной Орловской славянской общины. Большинство из них знакомы другим общинникам ССО СРВ и дружественных славянских общин, так как уже несколько лет подряд мы ездим в гости к соседним общинам, причем не только на крупные межобщинные праздники – Купалу и Перунов день, - но и просто в гости на обычные обряды. Мы были в Липецке, Тамбове, Рязани – везде нам ОЧЕНЬ понравилось. Радует развитие общин «на местах», хотя не все из них деятельно участвуют в межобщинном, союзном, взаимодействии.

Сегодня главой нашей общины вновь является девушка – Милада. Сказать, что это самый деятельный руководитель нашей общины за 15 лет – это не сказать ничего! Многим в славянском движении знакома наша мастерица Яроока. На межобщинных праздниках нередко встречаются люди в красивейшей одежде, созданной её руками. В общине она помогает мне проводить обряды. Прославился на праздниках в Красотынке и Красном лугу Огнемир, наш воздухоплаватель и руководитель строительства качелей, порадовавших наших деток. Помогали ему наши рукастые мужи – Благодар и Ярослав. Не отстает от них уже названный мной старейший общинник Огневед. Не обходятся обряды без вкуснейшего хлеба и кваса, сделанных руками наших общинников Яромира и Радислава. Ещё одним дедом (помимо Огнемира) в нашей общине является Светолик, уехавший жить в орловскую глубинку, и радующий нас не только самим своим приездом на праздники, но и замечательным мёдом! Деятельно взялся за работу недавно пришедший в общину Добромир. И, конечно, всегда радует нас своей лучезарною улыбкою и русою косою наша красавица Ярга. Жаль, немного отошёл от дел наш компьютерный гений Радегаст, но, я надеюсь, что после создания семьи он вновь будет нам помогать.

Когда и как ты проводил первый обряд? Что ты чувствовал до, во время и после проведения обряда?

Самым первым обрядом, проведенным нами, было ночное купальское возжжение огня и купание в родниковой воде. Делали мы это по велению сердца, еще до знакомства с обрядами Союза славянских общин и вообще создания общины в Орле. Произошло это в походе по древним городищам Орловщины, который устроил Огневед.

Это было почти 16 лет назад, а я до сих пор хорошо помню тот жаркий Огонь и студёную Воду. Сейчас это вспоминается и воспринимается как моё предыдущее воплощение тысячелетие назад. «…В травах заблудиться по колено…»

За эти годы приходилось славить Богов и вдвоём, и двумя тысячами. Каждый из этих сотен обрядов был разным и… одинаковым. Во время любого обряда одинаково отдаешь силы коло, в котором стоишь; огню, который возжигаешь; Богам, которых славишь и Предкам, которых поминаешь. И одинаково получаешь их обратно во много большем размере.

Чем помогает родноверие тебе и твоим общинникам в обычной, повседневной жизни?

Быть собой. Ведь ты знаешь, что с тобой – Боги, а за тобой – тысячи поколений Предков.

Каково сегодняшнее положение дел в общине? Какие мероприятия проводятся, с какими целями и задачами?

Все наши мероприятия можно разделить на две части – внутренние и внешние.

Внутренними мы единим свой общинный дух, в них набираем силы. К таковым мы относим некоторые из праздников, иные обряды, а также поездки по различным достопримечательностям Орловщины и соседних местностей.

Внешние направлены на распространение нашего мировоззрения среди нашего народа. Это и крупные праздники, на которые приглашаем всех желающих, и наше участие в общественных мероприятиях в городе.

Какой ты видишь свою общину в будущем? Какие направления в работе общины стоит развить и укрепить? Какие люди (характеры, навыки, профессии, социальный и семейный статус, возраст) могли бы помочь общине развиться?

Моё мнение, община, чтобы быть общиной, не должна быть размером более 15-20 человек (именно общинников, потому что прихожан может и должно быть больше в несколько раз). И в одном городе, даже таком небольшом, как Орел, может быть несколько общин. Главное, чтобы они общались, дружили и отмечали совместно крупные праздники.

Я бы хотел, чтобы наша община пополнилась творческими работниками.

А в целом, я вижу общину как сообщество (главным образом) взрослых, семейных людей, готовых не только самим расти духовно, но и распространять наше мировоззрение среди окружающих.

Как община влияет на жизнь общества в твоем городе, регионе?

Немножко больше, чем могло бы повлиять 15 отдельных человек (не будь мы общиной) на 300 тысяч жителей города. 

Мы не замыкаемся в себе и в среде родноверов, а участвуем в городских мероприятиях, устраиваем игрища в городских парках. Про нас снято несколько хороших телерепортажей орловским телевидением.

Что послужило причиной вступления общины в ССО СРВ?

Понимание того, что вместе с другими общинами можно восстановить Славянскую Родную Веру гораздо быстрее. Люди объединяются в общины, общины объединяются в союзы: всё последовательно.

Каков вклад твой личный и общинников в ССО СРВ?

Чем сильнее общины – тем сильнее Союз. Многие, кто был на совместных праздниках ССО СРВ за последние несколько лет, видели нашу сплоченность и работоспособность. Уверен, что это должно быть хорошим примером для других общин и соратников. Непосредственно работаю в органах управления только я (в Вече Союза и Вече жрецов), но также мы помогаем в создании (пишем статьи) и распространении печатных органов Союза. Ну и платим взносы (жреческий, а с этого года и вернувшийся взнос общины).

Какая помощь требуется тебе и общинникам (персонально и в целом) от ССО СРВ?

Я думаю, что Союз должен быть, прежде всего, информационным центром и способом поиска и общения Родноверов разных городов и местностей.

Какие цели (общинные и личные) становятся достижимыми в союзе с соратниками ССО СРВ?

Изучение, упорядочивание и распространение сведений о Родной Вере. 

Изведы подготовил Будай, ОСО ССО СРВ
Фото Мирослава
Июнь 2014 г.

Орловская община   Орловская община   Орловская община   Орловская община   Орловская община   Орловская община

Вверх