Яндекс.Метрика

Роман Шиженский"Как развивается славянское язычество? Может ли оно стать заметным явлением в общественной и духовной жизни России? Этим и многие другие вопросы изучает исследовательская лаборатория «Новые религиозные движения в современной России и странах Европы», созданной при поддержке НГПУ им. К. Минина. С её руководителем кандидатом исторических наук Романом Шиженским мы и побеседовали."

Беседу провёл Максим Макаренков.

Вопросы:
1. Скажите, изменились ли НРД и родноверие в частности за последние годы? (ведь вы изучаете их регулярно и не первый год)
2. Какие изменения считаете наиболее существенными?

Прежде всего, следует обратить внимание на тот факт, что современному русскому язычеству, как и язычеству в целом, свойственна бессистемность. Причём данная особенность прослеживается на всех этапах как исследования, так и «погружения» в «младоязычество» (достаточно привести пример с поиском и исследователями, и язычниками адекватной терминологии). Безусловно, сегодняшний вариант современного славянского язычества, по сравнению с начальным периодом возникновения (конец 1970-х гг. XX века) данной диаспоральной группы, претерпел ряд изменений. Во-первых, фиксируется определённая консолидация языческих групп. Несмотря на наблюдаемое индивидуалистическое восприятие доавраамической религиозности, что подтверждают результаты анкетных опросов нашей лаборатории, язычники серьезно озабочены собственным структурным статусом. Об этом свидетельствует конфедерация «Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры» и «Велесова Круга», совместно отметивших «Купалу» и «Перунов день», состоявшееся «Сибирское вече», размышления-призывы Н.Н. Сперанского (волхва Велимира) о необходимости создания языческой организации. Во-вторых, на общероссийском уровне идёт своеобразная чистка рядов. В ряде документов определены «оборотни» - организации и лица, искажающие, по мнению языческого большинства, реконструируемое мировоззрение. В-третьих, русская «языческая перезагрузка», несмотря на оплаченные старания ряда исследователей, усиленно продвигающих идею о тотальном «родноверческом фашизме», характеризуется здоровым, «не зигующим» национализмом. Достаточно опросить рядового, подчёркиваю – рядового, язычника и перед Вами окажется типичный почвенник, влюблённый в свою страну и грезящий о её величии. Ради интереса – анкетирование 2015 года (праздник Купалы, «Красный луг» в районе села Игнатьевское Малоярославецкого района Калужской области, опрошено 429 респондентов) показало, что подавляющее число участников опроса выбрало в качестве «имени Руси/России» сильную личность – руководителя государства, при котором внутренняя и внешняя политика страны претерпели значительные изменения. Так, ведущую четвёрку лидеров опроса, в порядке убывания, составили: Пётр Алексеевич, Святослав Игоревич, Иосиф Виссарионович, Иван Васильевич.
В-четвёртых, изменился и сам подход носителей к собственному мировоззренческому конструкту. Если раньше русское язычество разрасталось вширь, приобретая новых адептов, то сейчас движение идёт вглубь - «обрастает» внутренними идеологемами и внешним проявлением через массив публикационной активности лидеров, празднично-обрядовую составляющую и «интернет-родноверие» языческих пользователей.

3. Много ли среди НРД объединений, которые можно назвать "деструктивными культами и сектами"?

Как я неоднократно подчёркивал, на сегодняшний день исследовательское сообщество, если мы говорим о не заказном варианте экспертизы, не в состоянии дать непредвзятое, «полномасштабное» заключение о так называемой деструктивности / недеструктивности современных языческих движений, действующих на территории РФ. Для выводов нужна опытная база. Формирование последней предполагает кропотливую работу по сбору и анализу нарративов, многократных выездов представителей от науки в «живую» языческую среду.

4. На ваш взгляд, насколько существенную роль НРД играют сегодня в формировании мировоззренческой картины россиян? Где их влияние наиболее заметно?

Роль язычества в жизни русского населения незначительна, да и значительной быть не может в силу целого ряда объективных факторов, начиная с незначительного процента «воцерковлённых родноверов» и заканчивая исторически сложившимися религиозными предпочтениями населения России. Вместе с тем, на волне внутренней, а не внешней патриотизации (очень хотелось бы в это верить), возможен всплеск интереса к русской «исконности» и наверняка язычество получит свой процент паствы.
Традиционно, с момента своего появления и по настоящее время приверженцы современного славянского язычества – городские жители, предпочитающие мегаполисы. В 2014 году, суммируя данные анкет, мы следующим образом охарактеризовали рядового члена данной группы: «мужчина тридцати одного года с законченным высшим образованием, работающий специалистом и проживающий в городе федерального значения».

5. С чем связан ваш интерес к НРД? С чего он начался?

Мой интерес к современным «нетрадиционным» верованиям россиян начался с поездки в Марий Эл и посещения священных рощ представителей марийской традиционной религии. После знакомства с последними язычниками Европы встал вопрос – «существует ли подобная практика у нас, в интеллектуальной среде русского этноса?». Соответственно, через мировую паутину вышел на «славян». Кстати, первым из представителей данного мировоззренческого феномена, с кем удалось пообщаться «вживую», был руководитель украинского духовного течения «Великий огонь» Геннадий Боценюк.

6. Насколько это общемировая тенденция, возрождение и реконструкция локальных верований? 7. Есть ли попытки изучения НРД в других странах?

Тяга к языческому «золотому веку» в разных его проявлениях, от «викки» до «родноверия», наблюдается на всём европейском пространстве и в настоящее является предметом научной рефлексии. Одновременно и плюсом, и минусом, свойственным учёным, изучающим язычество славянского и англосаксонского миров XX-XXI веков, является малочисленность исследовательского штата и, как следствие, весьма скромный вклад штудирующих язычество в репрезентативное поле науки. Кроме того, не надо забывать и о специфике изучаемого сообщества. Определённой части общин и союзов свойственна диаспоральность (о возможности применения данного термина к славянскому язычеству мы многократно дискутировали с религиоведом, одним из немногих специалистов в нашей стране, изучающим «родноверие» Алексеем Гайдуковым), то есть появление Вас как исследователя на общинном празднике, обряде, как минимум обговаривается заранее и определённым образом регламентируется. Нарушение правил, публикация искажённых материалов, ведёт к закрытию для учёного «дороги в поле». Я не говорю о том, чтобы исследователь «обелял» языческое движение. Подавляющее число лидеров от нативизма, с кем удалось пообщаться, весьма адекватно воспринимают критику. Я говорю об известном в исторической методике способе подгона фактов под гипотезу. Ещё один способ проникнуть учёному в языческий мир – самому стать носителем «традиционного» мировоззрения. Среди моих европейских коллег несколько человек – в прошлом практикующие язычники. Однако, выбрав данный путь, велика вероятность самому исследователю стать «изучаемым».
С 2014 года коллектив нашей лаборатории издаёт ежегодный альманах «COLLOQUIUM HEPTAPLOMERES». На страницах издания мы стараемся показать специфику развития язычества в РФ и странах Европы через публикацию исследователей, интервью с лидерами различных объединений, фотоподборки. Так, в двух томах альманаха представлены статьи авторов из России, Белоруссии, Украины, Армении, Сербии, Чехии, Германии, США, Литвы.

7. Могут ли НРД существенно повлиять на формирование общества будущего? 10. Ваши прогнозы развития НРД в России. 13. В чем специфика российских НРД?

Группы современных приверженцев доавраамической религиозности, по моему мнению, не могут и не должны кардинально повлиять на будущие социумы как России, так и мира в целом. Во-первых, сама специфика организации течения не предполагает канонических рамок. Утрировано – «каждый сам себе волхв», со всем комплексом источниковых, ритуальных, иерархических и прочих разночтений. Во-вторых, сейчас и это заметно на примере российской вариации, язычество заняло определённую социальную нишу, привлекая как интеллигенцию, так и маргинальные слои общества, мечтающих о природоцентризме, сильном славянском этносе и здоровом и правильно образованном молодом поколении. Имеется ввиду определённый упор на овладение трудовыми навыками, физической культурой, национально ориентированным компонентом в учебной деятельности. Если и в будущем лидеры «родноверческих» общин будут делать ставку на «природно-этнический» комплекс, избегая известных крайностей, то движение не угаснет и будет развиваться, как это и происходит на протяжении уже более чем тридцатипятилетней истории.

Вверх