Яндекс.Метрика

Белояр и Иггельд8 августа 2016 года, ещѐ за 20 дней до возникновения Вечевого центра, но уже в период активных консультаций на этот счѐт, наш коллега — и сооснователь Центра — Максим Макаренков, взял это интервью для электронного ресурса «На линии». На вопросы редакции отвечали Белояр, глава и жрец Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры, и волхв Иггельд, представитель Совета международного общественного движения «Круг Языческой Традиции». По ряду причин интервью тогда так и не пошло в эфир, но с разрешения названной редакции мы представляем его Вам некоторое время спустя...

1. Мы знаем, что недавно члены ССО СРВ участвовали в работе Европейского Конгресса Этнических Религий. Можете рассказать, что это за организация, почему решили участвовать в ее работе?

Белояр: Своей основной целью ECER ставит сохранение этнических религий, укрепление традиций политеистических религий в Европе и во всѐм остальном мире. В этом году в Праге собрались порядка ста участников — представителей более двадцати европейских стран. Организатором выступало чешское общество «Славянский круг».

Цель поездки делегации от ССО СРВ — поддержать это движение, рассказать о себе и своих достижениях, передать накопленный опыт, а также получить сведения о процессе возрождения исконных верований в других странах. Немаловажной задачей было восстановление утраченных связей, установление новых — с целью взаимодействия. Многих участников мы знаем давно, некоторые из них уже побывали у нас в гостях и принимали участие в празднованиях, проводимых нами.

Итогом прошедшего Конгресса для нас (ССО СРВ) стало понимание, что мы движемся в правильном направлении, верными темпами и уже добились значительных успехов на этом пути.

2. В чѐм, на ваш взгляд, состоят главные психологические и социальные мотивы, заставляющие современных городских жителей конструировать мировоззрение "по мотивам" символических традиций, привязанных в значительной степени к ушедшему в прошлое земледельческому календарю и вообще архаическому быту?

Белояр: В поисках собственного “я” люди всѐ чаще осознают несовпадение идеалов и ценностей, предлагаемых сегодня основными мировыми религиями, и личного мировоззрения, основанного на собственном опыте, каждодневном столкновении с реальностью. Происходит слом шаблонного мышления, запускается процесс самоопределения.

У наших соотечественников пути поиска себя часто приводят к славянскому язычеству, которое и по сей день является отражением души народа, его сути, нравственных и умственных качеств.

Если хотите, оно естественно воспринимается на генном уровне, поскольку, что называется, впитано с молоком матери, пусть и неосознанно. Приходит понимание, что, даже причисляя себя к христианам, большинство славян оставались по своей сути язычниками, сохраняя исконный обычай, например, веру в домашних и природных духов, связь с Предками и глубокое уважение к ним. Многие осознали, что патриотизм, национальное самосознание и родная вера — гармонично дополняют друг друга, в их основе как раз родовая связь с Предками. А кто-то приходит к родным корням, к своим истокам, через погружение в разнообразное народное творчество.

Иггельд: Человек нуждается в Священном. Нынешнее урбанистическо-торговое общество всѐ свело к циклам купли и продажи, наживы и воровства. Считать, что современные городские жители — люди, которые просто так тянутся к земледельческому календарю и архаическому быту, это совершенно неправильная постановка вопроса и полное непонимание сути проблемы. Эти жители заняты поисками того священного, архетипического, природного, вечного, исконного, что оградит их семьи и род от профанного, низводящего личность до винтика, пустого производителя и потребителя продукции, эффективного или неэффективного приказчика. Язычество — Природная вера, которая возвращает человеку Священное.

3. "Просвещѐнное современное язычество", насколько мы поняли, не претендует на тождественность дохристианскому русскому язычеству. В таком случае — идѐт ли речь исключительно о создании более удобного символического языка для связи с юнгианским "коллективным бессознательным"?

Белояр: Мы возрождаем и вдыхаем новую жизнь в традиции и обычаи наших Предков и не призываем отказываться от современных достижений. Мы должны идти вперѐд и развиваться, но в гармонии с Природой. Наше славянское наследие требует продолжения и приумножения, поэтому оно может и должно органически дополняться научными знаниями и новейшими технологиями.

Суть язычества заключается в мировоззрении — в нашем отношении к вещам на глубоком подсознательном уровне. Мировоззрение обычно основано на культуре, а значит дело в воспитании с первых дней вашей жизни, в том, как нас научили думать о вещах и видеть их. Стать язычником — значит изменить структуры мышления в своей голове, привести их в соответствие с языческим мировоззрением, основанном на идеях и идеалах, передававшихся из поколения в поколение. Центральная идея любого языческого мировоззрения (как древнего, так и современного) — это идея священности Земли. Священная Земля жива и пронизана священными силами, от божественных духов до душ усопших; вся жизнь произошла от Земли или Природы, всѐ возвращается в неѐ циклично, на волнах жизни и смерти.

Иггельд: А вот это уже очень правильный вопрос, вопрос в самую точку. Нет, никакого нового символического языка мы не создаѐм! Им в полной мере обладали на интуитивном уровне древние. Это язык мифологического мышления, которому свойственна юнговская архетипичность. Архетипы, типологические образы, одинаковые по сути и содержанию, могут приобретать разные формы. Например, языковые. Допустим, тот «мудрый старик», кого германцы называют в зависимости от наречия Одином, Воденом, Вотаном, именуется нами, славянами, Велесом или Волосом, а римляне называли его в древности Меркурием, эллины же — Гермесом. Тот бог- кузнец, божественный коваль и творец-покровитель ремѐсел, коего в «Ригведе» именуют Тваштаром, у нас, у славян, именуется Сварогом, у эллинов — Гефестом, у италийцев — Велхансом, а потом, римлянами — Вулканом. И так далее. Мы исходим из концепции божеств как Единых Мировых Сил. Той самой, коей придерживались Геродот и Плутарх, Цицерон и Цезарь, Тацит и ещѐ более поздние авторы.

4. Полагаете ли вы, что выбранный квази-архаический язык родноверия удобнее для славян вообще в силу генетических причин — или для некоторой, незначительной части общества в силу личных культурных предпочтений? Если же просвящѐнное язычество настаивает на своей идентичности "исконной" религии славян, скажем, 1 тысячелетия н.э.
— то в чѐм вы видите полезную роль этого мировоззрения для его носителей в начале XXI столетия?

Белояр: Вся наша жизнь пронизана обрядами — и праздничная, и обыденная. Возьмѐм, например, народные праздники. Они содержат в себе огромную пользу. Они объединяют нас, духовно и телесно, наполняют здоровьем, благодаря им возникают важные знакомства, возрождается ремѐсла и передаѐтся опыт. Частные и семейные обряды необходимы большинству людей, например, при наступлении значимых и переломных жизненных событий. Такие обряды позволяют лучше осознать происходящее, избавиться от отжитого свой срок и определить верное направление дальнейшего жизненного пути.

В язычестве нет идеи линейной, конечной истории: мир не «исчезнет» в один прекрасный день по мановению руки небесного судьи, который затем раздаст всем награды и/или наказания. Ответственность за то, чтобы сделать этот мир лучше, полностью лежит на плечах людей. Смысл жизни язычник ищет не в еѐ конце или в конце света, а каждый день в каждом поступке и вздохе. Человек должен решать, как правильно поступить в каждом отдельном случае, пытаясь выбрать линию поведения, ведущую к высшей гармонии. Такое мировоззрение требует от людей гибкости, храбрости и ответственности.

Родная Вера — это общее пространство, где могут быть найдены выходы из сложившегося идеологического и религиозного тупика, кризиса цивилизации, охватившего человечество. Этот выход не появится «из ниоткуда» — путь к нему лежит в нашей собственной душе и обычае, определѐнных жизненных идеалах, способности преодолеть себя ради достижения высшего уровня.

Иггельд: Славяне — это культурно-языковая общность среди прочих индоевропейцев, мы себя от них не отделяем в плане единства «архаического» осмысления Мира. Язычество не является религией, а является дорелигиозной, независимой формой миропонимания, которой свойственен главным образом мифологический, а не религиозный тип мышления. Что до остального, то позволю себе процитировать центральный документ многих языческих организаций, принятый ими в мае 2007 года вечевым образом за идеологическую основу дальнейшего движения, он называется «Манифест языческой Традиции», его легко найти в Интернете:
«Языческое мировосприятие есть следствие действия во внешнем мире единых «естественных» законов мироустройства. Нынешнее язычество является наследником язычества прошлого и отличается от него лишь способом отражения тех же самых законов. Оно является «новоделом» настолько, насколько новы способы выражения этих законов...

Сколь бы кто ни говорил: «Язычество кончилось, нет его!», — Природное мироощущение не может исчезнуть, умереть, пока человек существует из поколения в поколение на этой Земле и под этим Солнцем. Потому к нему возвращались до нас, возвращаемся мы, и с ним, этим мироощущением, будут жить наши потомки. Мы, язычники, верим чувству родства и познаѐм его и живую суть всей Природы всю свою жизнь.

Мы убеждены, что прямая передача исконной языческой традиции происходит неразрывно — как через «умное знание» (научные разыскания), так и через живую речь, обычай, уклад жизни народной. Внимательный и непристрастный наблюдатель всегда отыщет в современности не только следы язычества, но само язычество, если будет с должным почтением воспринимать то, что его окружает».

5. Оцениваете ли вы положительно опыт поп-архаизации, предпринятый в ходе т.н. национальных возрождений в республиках Прибалтики, на Украине?

Белояр: Я могу сказать только одно, — исконные верования народов в некоторых из этих стран стоят на одном уровне и равны в правах с другими мировыми религиями. Некоторые праздники отмечаются на государственном уровне. Кстати, отмечаются такие праздники (например, Деды) на государственном уровне в Белоруссии, о которой почему-то забыли спросить.

Иггельд: Я положительно оцениваю опыт одних объединений, например, литовской «Ромувы», и не могу оценить столь же положительно опыт иных объединений. Нельзя с единой меркой подходить ко всем опытам реконструкции древних верований в бывших национальных республиках СССР. Всей полнотой информации мы едва ли здесь можем обладать, чтобы судить кого-то однозначно. О ком суждения вынесены, то отмечено в официальных заявлениях наших объединений ранее.

6. В силу отсутствия у современного язычества как авторитета непрерывной живой традиции, так и кодифицированного "символа веры", обязательного для всех участников движения — на каком основании можно заявить, что именно "просвещѐнное язычество" является им, а не множественные кружки неадекватов, велесокнижников, неонацистов, ролевиков и откровенных факиров?

Белояр: В язычестве основой является сверхъестественная сила Потустороннего мира — необъятной реальности за гранью человеческого восприятия, реальности, которая время от времени таинственным и волнующим образом прорывается в наш мир и наши ощущения. Эта великая сила, эта сверхчувственная реальность породила языческие мифы и легенды. Она есть животворящий принцип языческой мифологии — единственный, всеобъемлющий и вездесущий принцип, только с помощью которого ум мужчины или женщины может постичь невыразимые истины. Мифология представляет силу Потустороннего мира в виде древних сказаний, любая мифология может считаться проявлением этой силы.

Любую мифологию можно представить как ворота в по-настоящему мистическое переживание вечной истины. Истории, рассказанные в мифах, обычно не правдивы буквально, тем не менее, они истинны, поскольку являются выражением великой истины. Сила мифов состоит именно в символичной и метафоричной природе заключѐнных в них знаний; мифы говорят на языке Потустороннего мира.

В язычестве нет непреложных истин. В сути всех вещей отсутствует определѐнность, т. к. сама Природа неоднозначна. Основа языческого мировоззрения, разделяемая во всех индоевропейских древних верованиях, заключается в анимистической целостности, в простой, земной идее, что у всех вещей есть духовная величина и что жизнь ценна. В этом мировоззрении нет понятия вины или отвращения к базовым органическим потребностям человеческой жизни. И что ещѐ более значимо, нет понятия спасительных откровений или пророков и спасителей для паствы. Откровения для тех, кто живѐт на Земле, кто живѐт как часть этой Земли, происходят постоянно. Можно услышать многое, если прислушаться к ветру или Земле, можно услышать их внутри своего сердца.

По нашему убеждению, человека делает язычником не поверхностная приверженность к верованиям какой-либо языческой религии, не ярко выраженное оспаривание существующего положения дел и непринятие древней религиозной модели в современном мире. С моей точки зрения настоящее язычество далеко от всего этого. Стать язычником означает поменять своѐ мировоззрение, переосмыслить древние истины в современном ключе. В людях, ищущих мудрости и мира, происходит борьба духа. Некоторые из них обращаются к прошлому в поисках ответов, которые однажды нашли наши Предки.

Иггельд: Из чего сделан такой странный вывод, что символ веры обязателен для всех участников движения??? Это Ваше мнение? Но это не наше мнение!
Такого вывода сделать нельзя. Все заявления нами на этот счѐт уже сделаны. А дальше, как говорится, «собака лает, а караван идѐт». Подборку открытых коллективных документов, писем, обращений и заявлений «просвещѐнного язычества» о тех, кого Вы упомянули, можно прочитать здесь: http://triglav.ru/forum/index.php?showforum=20
Эти тексты либо давно уже опубликованы в печатных изданиях, либо самым широким образом распространены нашими объединениями через Интернет (и из рук в руки в порядке обмена мнениями среди единомышленников).

7. Как развиваются сейчас религиозные, мировоззренческие процессы в Европе?

Белояр: Если мы говорим о коренных верованиях европейских народов, то везде по-разному. Есть страны, в которых происходят яростные притеснения со стороны главенствующих религий, где-то религиозные меньшинства развиваются параллельно с главенствующими религиями, а есть страны, где сограждане получают поздравления с древними солярными праздниками от глав стран, отмечая их на государственном уровне.

Иггельд: Вопрос довольно общий. Мы не следим со всей пристальностью за развитием религий в Европе, разобраться бы с собственным миропониманием! В Европе мы, участники Совета Круга Языческой Традиции, поддерживаем дружественные отношения с Международной Языческой Федерацией (PFI) и ориентируемся на всю мозаику экспертных мнений участников этой языческой организации «на местах», если нас вдруг что-то интересует там.

Вверх