Яндекс.Метрика

Когда-то здесь, в краю родном,
В лесу дремучем и густом,
Злат терем княжеский стоял
И всех соседей удивлял.
Был терем рублен на сосны,
С крылечком в столбиках точеных.
Полы вощеные чисты,
Верхи – в чешуйках золоченых.

Неписанных Преданий вязь
Гласит, по уточнив по числам,
Мол, жил тут древле строгий князь
И звали князя Родомыслом.
Но тот бы князь не князем был,
Когда бы он весенней ранью
Не задавал веселый пир,
Зазвонистое столованье.

Вот всю округу соберет,
Раскинет брашна пред гостями –
И вяжет песни хоровод
Затейливыми кружевами.
Пошли молодцы гулять,
Красных девиц выбирать.

Уж я выберу красу,
Черно-русую косу,

Милонравную душой
Да пригожую собой.
Как в старину умели петь!
Как не ломливо танцевали!
Уж нам такого не суметь:
Забыли, зрителями стали.
И не с того ль мы столько пьем,
Порой скандалим при народе,
Что сами так уж не поем,
Как пели в русском хороводе?!

Удал речистых гуслей гуд,
А пальцы прядают по струнам –
Как гуси-лебеди плывут
По голубым озерным струям.
Гусляр искусен и горласт,
С кудрями, словно хмель, густыми.
Весь мир прославить он горазд,
И Мирослав он носит имя.
Всех в круг мелодия свела.
Чуть-чуть свирели подпевают.
«Купцы» гуляют вдоль стола,
«Красны товары» выбирают:
Я тебя, Авдотьюшка, да не силой брал,
Я тебя, Авдотьюшка, лаской выбирал,
У твово у батюшки сватался,
У твоей у матушки кланялся!
Застенчиво, не торопясь,
Из круга девица выходит
И, белой ручкой заслонясь,
С «купцом» искусный «торг» заводит:
– Из-за леса, леса темного,
Ясен сокол вылетает,
Ясен сокол вылетает,
Белу лебедь выкликает.
«Ясен сокол, а бы вышла.
Нету шубки у меня.
Нету шубки штофяной.
Душегрейки парчевой».
Все ждут: не вышел бы обман.
Храня подружку, встали около:
– Не льстись, душа, на синь кафтан,
А льстись душа, на ясна сокола.
– Не кручинься, бела лебедь,
Коли крепко полюблю,
Кохи крепко полюблю,
Шубку новую куплю,
В косу ленту алую
Подарю, пожалую!
Смех. Шум, румянец у девчат.
Бегут, натешась хороводом,
Цветные пряники едят
Да запивают пьяным медом.
А мед на ягодах варен,
А пряники в словах-узорах:
«Сей коржик милому дарен»,
«Не коржик мил – подарок дорог».
А у крылечка с петушком
Не утки-говорухи крячут –
Сошлися маменьки кружком.
О дочках, о сынках судачат.
Промежду них родная мать
С тоской глядит на Мирослава:
«Вишь, не устанет горло драть,
Всё для него игра-забава!»
Давно родимице его
Без внуков ласковых случалось,
Желала сына своего
Женить. Ан все не получалось.
Беспутный сын – господь, прости –
С гуслярской славою извечной
У многих девок был в чести,
Да не имел любви сердечной.
«Успею! — думал Мирослав. –
Чай, теста в спешке не замесишь.
Жена не гусли – поиграв
Ее на стенку не повесишь!»

Вверх